Стритфуд
8 (812) 493 85 80
8 (812) 493 85 80

Тексты — Стритфуд

Холмистый размеренный Буда с королевским дворцом и Рыбацким бастионом и шумный равнинный Пешт с рынками и арт-галереями — две противоречивые части города соединяют не только шесть мостов, но и любовь к стритфуду. Отправляемся за знаменитым лангосом и венгерским гуляшом, а по пути расплавим сыр в руин-пабе и захватим кюртёшкалач.

Стритфуд
Если встать на середину Цепного моста, прямо над бесконечной бирюзой Дуная, вы обнаружите себя сразу в двух городах.

Слева, конечно, окажется Буда: крутые холмы, полудикие парки, сонные кошки в тени цветущих каштанов, кукольный Рыбацкий бастион и стены королевского дворца, залитые солнцем. По правую же руку, сразу за острыми шпилями парламента, будет Пешт: руин-бары и пати-басы, купальни и крытые рынки, площади, полные света и воздуха, и маленькие улочки, ведущие в секретные арт-галереи. Вместе Буда и Пешт — одна из самых интересных европейских столиц с уникальным языком, молодой, почти студенческой атмосферой и стритфудом, ради которого хочется сюда возвращаться.


Будапешт почти что брат Петербурга, уехавший к югу и проживший там большую часть жизни. Строгость перспектив — но с обилием зелени; дворы-колодцы — но с широкими террасами, увитыми плющом; то же ощущение необъятности, когда выходишь к воде, — но с тёплым ветром, забирающимся под футболку, если вечером присесть на набережной.

Даже уличная еда здесь — отголоски родственного языка, где слова звучат похоже, но на деле означают что-то другое. Например, знаменитый венгерский гуляш — это не рагу, а густой суп: сытный, ароматный, по-южному острый за счёт чеснока, паприки и двух видов перца. В Karaván, местном фуд-корте под открытым небом, его наливают в большие картонные стаканчики с маленькими клёцками-чипетке на шпажках.

Или вот Kolbász — здесь это не «докторская», а острая подкопчённая сарделька из говядины и свинины. На Центральном рынке Будапешта, похожем на оживший фильм Уэса Андерсона, её подают в лучших традициях Центральной Европы — с квашеной капустой, жареной молодой картошкой и бокалом светлого пива.

Если оказаться в легендарном руин-баре Szimpla Kert, расположившемся в полуразрушенном довоенном здании, вам обязательно предложат сыр на гриле. Плавить сыр — это почти национальный венгерский вид спорта: домашний эмменталь, камамбер или чеддер обваливают в хлебных крошках и обжаривают на сливочном масле. Результат будет растекаться по хрустящей чиабатте, пока вы будете сидеть на скамейке, сделанной из антикварной ванны, и изучать надписи на стенах на всех языках мира.

Добавьте к этому кюртёшкалач — цилиндрические пирожки с корицей, похожие на чешские трдельники; бургеры с местным мясом и соленьями — остро-сладковатые, как и всё венгерское; обжигающий фалафель из Mazel Tov — осколок большого еврейского наследия страны. Можно взять что-то одно — или всего понемногу — и отправиться на мост Свободы: в выходные его перекрывают, и проезжая часть превращается во всеобщий городской пикник, где звуки живой музыки смешиваются с запахом лангосов и свежим ветром с Дуная.

Обязательно попробуйте

Лангос. Можно не увидеть местный парламент или пропустить купальню Сеченьи, но не попробовать главный венгерский стритфуд — преступление против собственного желудка. Ароматную жареную лепёшку смазывают сметаной и чесноком и посыпают сыром — получается нечто среднее между хачапури и чебуреком, только нежнее. Если не можете больше есть сыр, попробуйте другие начинки: ветчину, бекон, шпинат, орехи или даже коричный мусс.

Лангос очень-очень сытный — после целой порции вам захочется долго ходить по Будапешту, чтобы сжечь набранные калории. Впрочем, учитывая местные красоты, это едва ли станет проблемой.

Больше новостей